Альтернативные методы разрешения споров (ADR), в частности, разрешение коллизий посредством медиатора, позволяют сторонам разрешать споры без необходимости прибегать к традиционным судебным разбирательствам, которые часто имеют формальный характер, являются дорогостоящими и отнимают много времени.

Общее положение

Сама медиация проводится сторонами на различных этапах урегулирования спора. Однако в условиях глобализации экономики, процедуры в международном измерении, к примеру, урегулирование международного финансового конфликта, страдают недостатком в виде отсутствия общепризнанного правоприменительного механизма. Короче говоря, не являются обязательными на международном уровне.

И если одна из сторон отказывается соблюдать условия, единственной мерой защиты является предъявление иска, путем возбуждения судебного разбирательства. Все это приводит к проблемам, описанным в первом абзаце.

Конвенция ООН о международных соглашениях об урегулировании споров, вытекающих из медиации, или Сингапурская конвенция о медиации – может изменить общую структуру ADR, позволив обеспечить правовую основу для соблюдения решений, принятых во время проведения процедуры медиации по всему миру.

Читать также:  Досудебное урегулирование споров: медиация

Применимость конвенции

Сингапурская конвенция о медиации применяется к «международным» мировым соглашениям, заключенным в письменной форме, в результате урегулирования спора при помощи медиатора. Соглашение об урегулировании спора является «международным», если:

  • Минимум две стороны имеют представительства в разных странах; или
  • Страна, с которой связано соглашение тесно связано отличается от мест ведения бизнеса сторон.

Стоит отметить интересный момент, что Сингапурская конвенция исключает соглашения, которые:

  • Были заключены или утверждены в ходе судебного разбирательства;
  • Подлежат исполнению в качестве судебного решения; или
  • Подлежат исполнению в качестве арбитражного решения.

Очевидным для обоснования исключений, является то, что существуют другие широко признанные международные механизмы, позволяющие охватить такие обстоятельства: Гаагская конвенция и Нью-Йоркская конвенция.

Также необходимо выразить опасения, связанные с Сингапурской конвенцией – при разрешении международного спора, принятое соглашение об урегулировании может оказаться в «серой» зоне, и не быть охвачено каким-либо международным режимом, например:

  • Соглашение, вступающее в силу по решению суда, но не вытекающее из оговорки об исключительной юрисдикции;
  • Соглашение, вступающее в силу в качестве судебного решения в стране одной из сторон, но не затрагивающее другую сторону из другой страны.

Кроме того, принимая во внимание ограниченное число стран, которые на сегодняшний день ратифицировали Гаагскую конвенцию, действительно ставится под сомнение целесообразность или необходимость введения таких ограничений в отношении сферы действия Сингапурской конвенции.

Правоприменение

После разрешения спора посредством медиатора и подписания международного мирового соглашения, привести его в действие, в соответствии с Сингапурской конвенцией, можно после предоставления компетентному органу следующего:

  • Копии подписанного соглашения;
  • Доказательств того, что соглашение возникло в результате проведения процедуры медиации.

Сингапурская конвенция не предусматривает ограничений в отношении того, что может быть использовано в качестве доказательств.

Тем не менее, не все так просто, поскольку фактическое заключение мирового соглашения редко когда происходит сразу после урегулирования спора медиатором, особенно если речь идет о сложной процедуре разрешения международного финансового конфликта.

Кроме того, стоит отметить, что, хотя нет ограничений для доказательств доказательства того, что соглашение было результатом медиации, и, что в качестве доказательств также могут быть использованы свидетельства медиатора, который проводил медиацию, медиатор может включить в свое соглашение то, что он не может быть принужден к даче показаний.

В результате, когда обеспечение выполнения соглашений, вытекающих из проведения процедуры медиации, может осуществляться через Сингапурскую конвенцию, важно, чтобы любая резолюция была настолько всеобъемлющей и хорошо документированной, насколько это возможно.

Исключения из правоприменения

Как и Нью-Йоркская конвенция, Сингапурская  конвенция устанавливает ограниченное число оснований для отказа компетентному органу в предоставлении помощи.

Во-первых, основания, изложенные в статье 5(1), конкретно связаны с самим процессом проведения медиации и позволяют сторонам оспаривать исполнение соглашений об урегулировании спора, если можно доказать, что:

  • Одна из сторон соглашения была «недееспособной»;
  • Соглашение основывалось на:
  • недействительном законе, или при отсутствии указаний на это;
  • обязательствах, которые еще не возникли;
  • условиях, которые впоследствии были изменены;
  • неясных требованиях;
  • Обязательства в мировом соглашении выполнены;
  • Если имело медиатор нарушил какие-либо стандарты, и по этой причине одна из сторон приняла решение заключить мировое соглашение в споре;
  • Медиатор не раскрыл сторонам обстоятельства, которые вызывают обоснованные сомнения в беспристрастности и независимости медиатора.

После ратификации Сингапурской конвенции во внутренние законы Сингапура, значение этих концепций, вероятно, будет подкреплено соответствующими правовыми прецедентами. Тем не менее, для стороны которая не желает идти навстречу в решении спора, они могут послужить плодородной почвой при оспаривании принудительных действий, что в свою очередь создаст проблемы той стороне, которая хочет побыстрее разрешить международный спор. Кроме того, положение еще и усугубится тем фактом, что компетентный орган будет иметь в распоряжении только подписанный расчетный документ и некоторые доказательства о факте проведения процедуры урегулирования спора.

Кроме того, статья 5(1)(b)(ii) Сингапурской конвенции разрешает компетентному органу отказаться от судебной помощи, если соглашение об урегулировании спора «не является обязательным или окончательным, в соответствии с его условиями».

Поэтому, несмотря на то, что одна из сторон в этой ситуации вряд ли будет иметь подписанное соглашение об урегулировании, сторона, добивающаяся принуждения к исполнению, также столкнется с дополнительным препятствием на пути установления того, что «соглашение в принципе» является обязательным.

Также, аналогично статье V в Нью-Йоркской конвенции, статья 5(1)(b)(ii) разрешает компетентному органу отказать в предоставлении помощи, если после решения международного спора, соглашение об урегулировании является «недействительным или неспособным к исполнению».

Более того, также есть два дополнительных основания для отказа, изложенные в статье 5(2). Они связаны с соображениями государственной политики, и могут быть выдвинуты компетентным органом по собственной инициативе.

Читать также:  Медиация - разумный подход для разрешения бизнес-споров

Заключение и прогнозы на будущее

Несмотря на ограничения, Сингапурская конвенция о медиации имеет огромный потенциал для расширения и урегулирования международных финансовых и других споров. Будет ли это так, зависит от последующего желания различных государств ратифицировать конвенцию, создав импульс для ее распространения и признания.

Если у вас остались какие-либо вопросы относительно Сингапурской конвенции, юристы IQ Decision UK готовы провести исчерпывающую консультацию по этому предмету. А также оказать услуги медиатора в Великобритании, Швейцарии, Сингапуре и других странах. Для получения более подробной информации, обращайтесь по нижеуказанным контактам.

Свяжитесь с намиLondon, UKМоскваКиев
Время работы: 09:00-19:00 мск
E-mail: one@iqdecision.com
Skype: IQ Decision
London +44 7562 787794,+44 (0) 1727 761874
Москва +7 958 581 52 95, +7 925 470 50 02 (Messengers)
Киев +38 067 193 11 17
Наш телеграм: @iqdecision
Kemp House, 160 City Road, EC1V 2NX
Номер телефона +44 7562 787794, +44 (0) 1727 761874
Садовническая ул., 14 стр. 2, 115035
Номер телефона +7 958 581 52 95, +7 925 470 50 02 (Messengers)
ул. Владимирская 48, 02000
Номер телефона +38 067 193 11 17