Форма заказа консультации по регулированию судебного разбирательства в Великобритании
user icon
mail icon
phone icon
comment icon

В 2017 году более 75% дел в Английском арбитражном суде носили международный характер. Английскому процессуальному праву не хватает ясности в отношении судебных разбирательств для обеспечения исполнения судебных решений и постановлений касающихся обвиняемых, которые не являются резидентами ЕС.

Однако 2 решения (1 Mr Alexander Vik v Deutsche Bank AG [2018] EWCA Civ 2011; 2 Integral Petroleum S.A v (1) Petrogat FZE (2) San Trade GmbH and (1) Mr Klaus Sonnenber (2) Ms Mahdieh Sanchouli (3) Mr Hossein Ali Sanchouli (4) Mr Kanybek Beisenov (5) Ms Nadia Lobis [2018] EWHC 2686 (Comm))  от 2018 года - одно, из которых является решением Апелляционного суда - внесли ясность и дали руководящие рекомендации относительно области применения правомочий. Они касаются тех, кто стремится обеспечить исполнение решений или постановлений суда в отношении лиц, находящихся за пределами юрисдикции.

Ключевые принципы

Deutsche Bank стремился привести в исполнение взыскание долга по решению суда и возбудил дело в отношении лица, проживающего в Монако, за нарушение связанное с этим делом. В Integral было подано заявление о взятии под стражу 5 человек, четверо из которых проживали за пределами ЕС, за нарушение судебных постановлений касательно компаний-ответчиков. В обоих случаях обвиняемые утверждали, что у суда не было юрисдикции для вынесения постановлений.

Следующие ключевые принципы, вытекающие из постановлений

  1. Разрешение на ведение судебного разбирательства по иску, возбужденному согласно CPR 81.4 в отношении подсудимого за пределами юрисдикции, не требуется, если такое разбирательство является второстепенным по отношению к иску или постановлению, в отношении которых юрисдикция Суда уже установлена.
  2. Сторона может инициировать судебное разбирательство с использованием общего положения CPR  81.4, для привлечения к ответственности оппонента даже если он/она не присутствует в суде.
  3. Статья 24(5) Регламента о пересмотре Брюссельского постановления («пересмотр Постановления»), который предоставляет исключительную юрисдикцию (exclusive jurisdiction) в отношении судебного разбирательства, касающегося принудительного исполнения, в суде государства-члена, в котором должно быть исполнено судебное решение, будет применяться к процессу принятия обязательств, но только в тех случаях, когда предмет разбирательства находится в государстве-члене ЕС.
  4. В тех случаях, когда предметом судебного разбирательства является компания или корпорация, дело о рассмотрении может быть возбуждено против фактического директора, но не «теневого» директора (shadow director) (как определено в Законе о компаниях 2006 года).

Область судебного применения будет оставаться неопределенной, поскольку процедура для ответчиков, базирующаяся в ЕС, основана на текущем взаимодействии между Великобританией и другими государствами-членами ЕС, содержащейся в пересмотре Постановления, которое больше не будет применяться к Великобритании после Brexit.

В обоих решениях Комитету по вопросам правил гражданского судопроизводства (Civil Procedure Rules Committee) необходимо рассмотреть нормы обслуживания вне юрисдикции в Практическом руководстве 6B (Practice Direction «PD»). В то время как параграф 3.1 (10) PD может быть использован для подачи ходатайства о приведении к исполнению судебного решения вне юрисдикции, но не может быть использован для принудительного исполнения постановления (и, следовательно, ходатайства о нарушении постановления). Комитету было предложено рассмотрение  неопределенности в этом вопросе для создания юрисдикционных норм и правил, разрешающих обслуживание вне юрисдикции.

Подробная информация дела

Решение Апелляционного суда касалось приведения в исполнение решения суда о выплате в размере около 320 млн. долларов США, Дойче Банку (Deutsche Bank AG, далее - «DB»)) от компании Sebastian Holdings Inc. («SHI»), в которой Александр Вик (Alexandr Vik), проживающий в Монако, («Mr. Vik») был единственным директором и акционером.

В 2015 году Дойче Банк получил распоряжение в соответствии с CPR 71.2, требующее, чтобы г-н Вик предоставил документы о выполнении решения суда о взыскании долга  и присутствовал в суде для перекрестного допроса («Постановление CPR 71»).  Постановление CPR 71 было вручено лично г-ну Вику. Он присутствовал в суде и предоставил документы, но представители Дойче Банк утверждали, что он намеренно скрыл несколько соответствующих документов и лгал под присягой в суде.

Банк возбудил дело против г-на Вика в соответствии с частью CPR 81.4 в связи с предполагаемым нарушением г-ном Виком Постановления CPR 71. Ответчик оспорил постановление на том основании, что у суда не было юрисдикции для приведения в исполнение приказа CPR 71 против него в Монако, также добавил, что банк не был вправе подать заявление в соответствии с CPR 81.4, и даже если у него было разрешение возбуждать уголовное дело согласно CPR  81.4, заявка должна быть отклонена, потому что не было подходящей юрисдикционной нормы, по которому заявка могла быть подана вне юрисдикции.

Решение

В Апелляционном суде, судья  Гросс Питер (Gross LJ) подтвердил, что сторона может подать заявление о рассмотрении дела в соответствии с CPR 81.4, даже если такое заявление возникло в результате нарушения приказа, принятого согласно CPR 71.2. В своем рассуждении судья отметил: «CPR 71 и CPR 81 - это разные и дополнительные положения… .. CPR 71 подходит для одного типа заявлений - по существу, тех, которые просты - и CPR 81 подходит для других, более сложных " (Paragraph 32, Vik).

Разрешение на подачу заявления согласно CPR 81.4 в отношении г-на Вика в Монако, Банку не требовалось, поскольку Суд уже имел юрисдикцию в отношении г-на Вика для обеспечения исполнения CPR 71. Если юрисдикция в отношении претензии или приказа была установлена в отношении какого-либо лица, она также будет включать вопросы, связанные с претензией или распоряжением.

Дела компании Integral Petroleum SA v Petrogat FZE и San Trade GmbH

Решение Высокого суда относительно компании Integral Petroleum возникло в связи с заявлением от данного предприятия о взятии под стражу 5 человек (далее «третьи лица»), которые были названы «владельцами и/или руководителями и/или директорами» компаний-ответчиков и нарушили 2 постановления суда.

Трое из пяти третьих лиц не были директорами компании, один из которых был резидентом ЕС, проживающим за пределами ЕС. Компания Integral подала ходатайство о том, чтобы Третьи лица были взяты под стражу в связи с неисполнением судебного распоряжения.

Третьи лица обратились в суд с требованием отложить рассмотрение Заявления о совершении преступления и запросили заявление о том, что английский суд не обладает юрисдикцией для его рассмотрения, на том основании, что: 1) статья 24(5) в Пересмотре постановления не будет применяется к процессу рассмотрения дела и применяется только в том случае, если обвиняемые проживали в государстве-члене ЕС; и 2) те из Третьих лиц, которые не были директорами, не могут быть обвиняемыми по делу неисполнения решения суда.

Решение

Суд постановил, что статья 24(5) может применяться к данному делу, поскольку определение постановление в статье 2 было достаточно широким, чтобы включать промежуточные постановления и, следовательно, судебное разбирательство. Однако это не будет относиться к ответчику, который не проживал в государстве-члене ЕС после решения по делу Choudary v Bhatter [2009] EWCA Civ 1176.

CPR 81.4 (3) предусматривает, что решение  суда может быть принять в отношении любого директора или должностного лица. Суд постановил, что фактический директор, то есть те, который осуществляет контроль над компанией, принимает на себя функции и статус директора, и, следовательно, подлежит привлечению к судебным разбирательствам. Однако не было никаких оснований распространять это на «теневых директоров», как это определено в разделе 251 Закона о компаниях 2006 года, поскольку это был установленный законом термин, который имел ограниченное применение.

В этом случае в соответствии с пунктом 3.1 (3) PD6B было предоставлено рассмотрение о судебное слушание вне юрисдикции в отношении третьих лиц, против которых оно может быть выдвинуто. Компания Integral могла получить разрешение в соответствии с этим положением, поскольку у суда возникла проблема, связанная с истцом и ответчиком (то есть нарушили ли ответчики судебные приказы). Суд отметил, что пункт 3.1 (10) PD6B не будет применяться в этом случае, поскольку он применяется к искам только для исполнения «судебного решения» (judgement), которое не включает «постановление» (order).

Вывод

Еще неизвестно, как выход Великобритании из Европейского Союза повлияет на эти нормы, особенно в отношении правила об исключительной юрисдикции в соответствии с Пересмотром Брюссельского регламента, который в настоящее время полезен тем, кто стремится обеспечить исполнение судебных решений и постановлений против обвиняемых в ЕС.