Заявка успешно отправлена!

loader

Форма заказа услуги

user

Введите ваше имя

user

Введите ваш E-mail

user

Введите номер телефона

comment

Что то пошло не так, попробуйте отправить повторно через 5 секунд!

В сентябре Генпрокуратура штата Нью-Йорк (далее — the OAG) опубликовала доклад под названием Virtual Markets Integrity Initiative Report1 , предметом которого было исследование рынка криптовалют в США. В документе подробно анализируется деятельность криптовалютных бирж, их роль на финансовых рынках. Целью доклада служит создание своеобразного путеводителя для инвестора, в котором предупреждается о проблемных областях современных криптобирж. The OAG перечисляет ряд аспектов, на которые необходимо обращать внимание потенциального трейдеру при выборе криптоплатформы. Как отмечает надзорный орган, своей инициативой OAG хочет повысить прозрачность и подотчетность криптобизнеса. Наш обзор состоит из трех частей. В данной статье мы опишем общие доводы надзорного органа Нью-Йорка о текущем состоянии самых крупных криптобирж в США; риски, с которыми сталкиваются инвесторы; вопросы страны регистрации криптобирж; особенности верификации пользователей, а также правила взимания платежей и сборов с клиентов криптобирж. Основой для Отчета служат результаты опроса криптобирж, функционирующих на финансовом рынке США, а именно: Bitfinex, bitFlyer USA, Bitstamp, Bittrex, Coinbase, Gemini Trust Company, itBit, Poloniex, Tidex и HBUS2. Сообщается, что за последнее время значительно повысился интерес к криптовалютам. Совокупный объем криптовалютных активов в мире оценивается в сотни миллиардов долларов. Всего на сегодняшний день насчитывается около 1800 различных криптовалют. Для того, чтобы получить доступ к рынку виртуальных криптоактивов, инвесторы пользуются специальными платформами, так называемыми биржами криптовалют. Эти платформы работают по принципу традиционных бирж ценных бумаг или брокеров, соединяя покупателей и продавцов в единую сеть, позволяющую осуществлять взаимный обмен криптоактивами. Но главным отличием крипто-платформ от традиционных бирж является то, что деятельность криптовалютных бирж практически не регулируется правом, в том числе законодательством о ценных бумагах США. У компаний, занимающихся таким видом бизнеса, отсутствуют какие-либо совместно разработанные стандарты ведения бизнеса в этой сфере, правила о контроле за рынком, инструменты защиты инвесторов и клиентов.

Риски инвесторов

Поэтому инвесторы сталкиваются с высокими рисками ведения торговли на таких платформах. В частности, риски могут быть связаны с взломами, задержками и перебоями в работе криптобирж, манипуляциями на рынке, в том числе исходящими от самих операторов бирж, а также инсайдерскими сделками. Более того, инвесторы ограничены к доступе к информации о надежности и прозрачности транзакций и добросовестности самой платформы. The OAG выделяет три проблемные области в деятельности криптовалютных бирж, влияющие на возникновение вышеуказанных рисков:
  1. Некоторые направления деятельности и оперативные функции платформ могут создавать конфликт интересов. Зачастую криптобиржи, по сравнению с традиционными биржами, где субъекты биржевой деятельности ограничены теми функциями, которые присущи именно данному типу субъектов биржевой торговли, занимаются несколькими видами биржевой деятельности. Так, платформы могут выступать на крипторынке в качестве:
  • площадки для обмена с криптовалюты, в том числе на фиатные деньги;
  • брокера в традиционном понимании, представляющего интересы трейдеров и осуществляющий от его лица сделки с криптовалютой;
  • оператора денежных переводов, осуществляющего переводы и конвертацию криптовалют и фиатных денег;
  • трейдера, участвующего на биржевом рынке на равных с другими трейдерами, имеющего собственный счет и зачастую осуществляющего торговую деятельность на своей же платформе;
  • владельца виртуально-валютного холдинга;
  • эмитента виртуальных валют, торгующихся на своей же платформе, имеющего прямую заинтересованность в их обороте.
Более того, конфликт интересов может возникать и в случае с сотрудниками криптобирж, имеющими информацию по сделкам и участвующими в торговле криптовалютой на этой же платформе. 2. Платформы еще не предприняли усилий для борьбы с незаконной торговлей. Сообщается, что на сегодняшнем этапе у криптобирж отсутствуют эффективные механизмы борьбы с недобросовестной торговлей. Платформы не имеют возможности контролировать рынок, в отличие от традиционных бирж, где у операторов есть набор инструментов, позволяющих предотвратить подозрительные сделки, включая сделки с участием ботов или с помощью автоматических алгоритмов. 3. Защита средств клиента зачастую иллюзорна или ограничена. Криптобиржи не могут обеспечить полную защиту активов клиентов. Очень часто криптоплатформы подвергаются хак-атакам или несанкционированному аннулированию. В случае с криптоактивом, риски от их потери или пропажи будет проблематично застраховать.

Юрисдикция криптобиржи

The OAG отмечает, что клиенту криптовалютных бирж необходимо иметь информацию о том, в какой юрисдикции расположена эта платформа.  В зависимости от юрисдикции, варьируются условия предоставления компенсации и других средств правовой защиты в случаях пропажи средств инвестора, неплатежеспособности платформы и иных правонарушений. Платформы могут устанавливать запреты на доступ к их услугам на территории отдельных юрисдикций или устанавливать особые правила пользования платформой в отдельных странах.

Верификация и санкционированный доступ

The OAG предупреждает пользователей об опасности использования криптобирж, на которых не действуют правила о верификации и санкционированном доступе. Такие правила позволяют снизить риски возникновений манипуляций на рынке и отмывания денежных средств. На сегодняшний день процедура верификации не единообразна, но среди общих требований, предъявляемых криптобиржами, можно выделить следующие: обязанность предоставления личных данных, включая имя, дату рождения, адрес электронной почты, гражданство; подтверждение места проживания, а также обязанность подтвердить личность с помощью фотографии с изображением лица клиента. Некоторые крипто-платформы имеют инструменты борьбы с VPN-сервисами, позволяющими получить доступ к платформы в странах, где их деятельность ограничена. Тем не менее инструменты верификации, применяемые криптобиржами, не отвечают требованиям рынка и не показывают эффективности в борьбе с манипуляциями и мошенничеством на криптобиржах.

Платежи и сборы

Кроме того, в Отчете поднимается вопрос о порядке взимания сборов с клиентов. Согласно позиции the OAG, фундаментальный принцип любой финансовой транзакции заключается в том, что клиент должен четко знать о том, какие действия влекут за собой сборы, знать размер этих сборов, а также знать о наличии скрытых и неочевидных расходов, связанных с торговой деятельностью3 . На рынке виртуальных валют прозрачность в вопросах взимания сборов приобретает особую важность. Криптовалютные биржи используют три основные системы взимания сборов: систему фиксированных сборов независимо от объемов транзакций, систему «маркет-тейкер», а также гибридные системы с фиксированными и гибкими платежами. Генпрокуратура замечает, что криптобиржи, отказавшиеся предоставить информацию о системе взимаемых сборов, могут отдавать преференции отдельным клиентам, нарушая правила ведения честной торговли. Вышеуказанные риски, с которыми сталкиваются инвесторы, должны обязательно учитываться самими криптобиржами. Операторы должны сами предпринимать меры по обеспечению прозрачности рынка, защите своих клиентов. В следующей части нашего обзора мы опишем правила листинга виртуальных активов, рассмотрим, как образуется конфликт интересов на бирже, как крипто-платформы разрешают вопросы участия своих сотрудников на криптобиржах, а также способы защиты средств клиентов, применяемые крипто-платформами. ________________ 1 Office of the New York State Attorney General. Virtual Markets Integrity Initiative Report, 2018. https://ag.ny.gov/sites/default/files/vmii_report.pdf 2 Указанные криптобиржи являются популярными и за пределами штата Нью-Йорк и США вообще. 3 The OAG Report on Mutual Fund Fees and Active Share, April 2018. Обзор подготовил юрист Илья Горшков (IQ Decision UK)