Форма заказа консультации по альтернативным способам разрешения споров в странах Ближнего Востока
user icon
mail icon
phone icon
comment icon

Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях, достигнутых в результате проведения процедуры медиации, более известная как Сингапурская конвенция о медиации ("Сингапурская конвенция"), была открыта для подписания 7 августа 2019 года.

На сегодняшний день Сингапурская конвенция уже подписана 46 государствами. Пять из этих 46 стран находятся на Ближнем Востоке.

 

На первый взгляд, по сравнению с Нью-йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года ("Нью-йоркская конвенция") в абсолютном числе подписавших ее государств Ближнего Востока, Сингапурская конвенция, по-видимому, не получила столь теплый отклик, как Нью-йоркская (в общей сложности ее подписало 13 государств Ближнего Востока). 

Тем не менее, несмотря на меньшее количество стран-подписантов, перспективы Сингапурской конвенции в ближневосточном регионе кажутся не менее перспективными.

В этой статье будут освящены практика медиации на Ближнем Востоке, а также перспективы ее дальнейшего развития в регионе в свете Сингапурской конвенции, что будет актуально для тех, кто заинтересован в мирном разрешении коммерческих споров.

Основные положения Сингапурской конвенции в отношении медиации

Сингапурская конвенция считалась необходимым элементом в контексте правовых актов  в области международного урегулирования споров. 

Она создает основу для трансграничного признания и приведения в исполнение соглашений об урегулировании споров (статья 3 Сингапурской конвенции) и способствует обеспечению согласованной практики и стабильности в области международного урегулирования споров. 

К числу заслуживающих внимания положений Сингапурской конвенции относятся следующие:

  • Четко определенная сфера применения

Статья 1(3) Сингапурской конвенции не допускает применения соглашений об урегулировании спора, которые могут быть приведены в исполнение в качестве судебных или арбитражных решений.

Это создало определенную область для применения этой Конвенции и устраняет возможные коллизии с другими актами, которые регулируют международную торговлю, например Нью-йоркская конвенция и Гаагская конвенция о выборе суда (2005 г.).

Хотя Нью-Йоркская конвенция будет и впредь регулировать соглашения, достигнутые посредством медиации, которая в свою очередь являлась частью процессов “Медиация-Арбитраж” и “Арбитраж-Медиация-Арбитраж”, в настоящее время Сингапурская конвенция предоставляет эквивалентную юридическую силу соглашениям, которые достигнуты путем только медиации. Таким образом, это косвенно поможет превратить медиацию в независимое и более эффективное средство альтернативного урегулирования споров, а не в вспомогательный этап арбитражного процесса.

  • Процедурные гарантии

Статьи 5(1)(e) и (f) Сингапурской конвенции предусматривают, что компетентный орган может отказать в предоставлении судебной помощи на основании “серьезного нарушения стандартов, применимых к медиатору или к процедуре медиации” и не раскрытия “обстоятельств, которые вызывают обоснованные сомнения в беспристрастности или независимости медиатора”.

Интересно, что в Сингапурской конвенции не предусмотрены стандарты, которые должны использоваться для оценки поведения медиации, медиатора и его беспристрастности. Согласно подготовительным материалам, было отмечено, что "компетентный орган будет уполномочен определять применимые стандарты, которые могут быть приняты в виде законов, регулирующих процедуру медиации и кодексы поведения, в том числе разработанные профессиональными ассоциациями", и далее было указано, что "текст, прилагаемый к документу, будет содержать примерный перечень примеров таких стандартов".

В силу того, что Сингапурская конвенция не содержит вышеуказанных стандартов, и на сегодняшний день отсутствуют акты мягкого права, регламентирующие поведение медиаторов и  проведение процедуры медиации, определение и толкование этих стандартов станет обязанностью компетентных органов в каждом ратифицирующем Конвенцию государстве.  

Следовательно, подписавшие Конвенцию государства должны будут включить стандарты в свое национальное законодательство, прежде чем они смогут ратифицировать Сингапурскую конвенцию.

 

В свою очередь, это станет своеобразным импульсом в формировании актов “мягкого права” для упорядочения и гармонизации этих стандартов. Следует отметить, что существует возможность разрешить корпоративный спор в Саудовской Аравии, а именно в Саудовском центре коммерческого арбитража. Более того, данный орган в настоящее время также занимается разработкой кодекса этики медиаторов в Саудовской Аравии.

Медиация на Ближнем Востоке в ретроспективе 

Медиация или посредничество ("аl-Wasata") исторически являлось неотъемлемым элементом традиционной структуры урегулирования коммерческого спора на Ближнем Востоке. Хотя в последнее время медиация была более популярна в качестве неофициального средства урегулирования коммерческих споров, в самом регионе наблюдается развитие и спрос на медиацию именно в этой области. 

Например, в Объединенных Арабских Эмиратах ("ОАЭ") соглашения, заключенные в результате медиации, уже в последнее время в определенных случаях имеют исковую силу. Федеральным законом № 26 от 1999 года "Об учреждении при федеральных судах примирительных и арбитражных комитетов" созданы примирительные комитеты при федеральных судах для содействия урегулированию гражданских, коммерческих и трудовых споров. Любое соглашение, достигнутое через примирительные комитеты, представляется в виде судебного документа и рассматривается как исполнительный лист.

Аналогичным образом Центр по мирному урегулированию споров в Дубае был создан в соответствии с Дубайским законом № 16 от 2009 года “О создании Центра по мирному урегулированию споров”.

Центр взаимодействует с судами и призван выступать в качестве посредника при разрешении споров до их передачи в суды. Любое достигнутое мировое соглашение имеет юридическую силу и приравнивается документу, который может быть непосредственно приведен в исполнение через суды.

В свою очередь в Иордании был принят Закон “О медиации в гражданских спорах” в 2006 году. Это привело к созданию автономного режима медиации в рамках судебного процесса: процедура медиации завершается в течение 3 месяцев, а возникающие в связи с ней соглашения считаются окончательными. Частные медиации также были признаны, но не были связаны с механизмами правоприменения, доступными для судебных медиаций.

Аналогичным образом, возможно оказание услуг по разрешению споров посредством арбитража и медиации в Саудовской Аравии, а именно в Саудовском центре коммерческого  арбитража, созданного в 2016 г.

Что касается медиации, то помимо вышеупомянутого Кодекса этики для медиаторов центром разработаны правила, в значительной степени напоминающие Правила Международного центра урегулирования спора Американской Арбитражной Ассоциации (ICDR-AAA). В декабре прошлого года Министерство юстиции также организовало программу повышения квалификации судебных медиаторов по вопросам современной практики урегулирования споров в соответствии с международными стандартами.

Катарский международный центр медиации и арбитража (QICCA) был создан в 2006 году и в мае 2012 года принял Согласительный регламент, который был разработан по образцу Согласительного регламента ЮНСИТРАЛ. Международный Катарский суд и центр по урегулированию споров (QICDRC) также предоставляет услуги по медиации в Катаре в партнерстве с Центром по урегулированию споров (CEDR) с 2010 года.

Бахрейнская палата по урегулированию споров (BCDR-ААА), независимый институт по урегулированию споров, действующий с 2010 года, предлагает услуги по медиации в Бахрейне коммерческим и правительственным сторонам в регионе. В июле этого года Согласительный регламент был обновлен в связи с подписанием Сингапурской конвенции. Наиболее интересными из них являются обновленные положения о независимости и беспристрастности и возможности для сторон начать или продолжить параллельное арбитражное или судебное разбирательство.

В течение последнего года в следующих трех странах произошли значительные изменения в области регулирования медиации.

В Ливане 18 октября 2018 года был опубликован Закон № 82, вступивший в силу в мае 2019 года, предоставляющий сторонам возможность после передачи спора на рассмотрение суда в любое время в ходе судебного разбирательства обратиться к услугам медиатора в Ливане. Это в свою очередь дополняет деятельность Ливанского центра арбитража и медиации (LAMC). 

Если вас интересует мирное разрешение коммерческих споров в Омане, обращаем ваше внимание, что в этом году был открыт Оманский центр коммерческого арбитража (OCAC). На пресс-конференции один из членов Совета OCAC отметил, что Центр будет предоставлять услуги по медиации в рамках своей компетенции. Примерно в то же время в ОАЭ суды зоны Abu Dhabi Global Market (ADGM) объявили об открытии собственного центра медиации для компаний, зарегистрированных в ADGM и сторон в спорах с ними. Это ставит суды ADGM в один ряд с другими оффшорными зонами ОАЭ, например, Дубайским международным финансовым центром (DIFC), в котором суды DIFC включают медиацию в определенные коммерческие споры и содействуют медиации как альтернативному способу разрешения споров. 

Медиация на Ближнем Востоке: Перспективы

Как и было отмечено в начале этой статьи, принятие на начальном этапе Сингапурской конвенции на Ближнем Востоке не должно рассматриваться как свидетельство ее окончательного успеха. Поскольку государства-участники могут присоединиться на любом этапе к Сингапурской конвенции, более чем вероятно, что страны Ближнего Востока, которые еще не подписали Сингапурскую конвенцию, вскоре встанут на путь тех, кто подписал Сингапурскую конвенцию, чтобы идти в ногу с растущими потребностями в медиации в регионе. 

Например, только в самом ОАЭ, Дубайский центр международного арбитража (DIAC), действующий под эгидой Дубайской торгово-промышленной палаты, в первом квартале 2018 года сообщил о 127 спорах, разрешенных посредством медиации в Дубае, на сумму 18 млн дирхамов (около 4,9 млн долл. США). 

С учетом необходимости приведения своего национального законодательства в соответствие с обязательствами по Сингапурской конвенции подписавшие ее страны на Ближнем Востоке должны будут внести поправки или, как в большинстве случаев, принять специальные национальные законы о медиации. 

Несмотря на то, что необходимо провести масштабную работу для имплементации положений Сингапурской конвенции в регионе, страны Ближнего Востока уже находятся в процессе изменений своего  законодательства в области медиации с учетом перспектив на будущее.

Если Вам необходима консультация по альтернативным способам разрешения споров в странах Ближнего Востока, воспользуйтесь услугами юристов компании IQ Decision UK.

Чтобы узнать более детальную информацию об услугах, а также записаться на консультацию, обращайтесь к нам напрямую по указанным ниже контактам.