Форма заказа консультации по регулированию фондов прямых инвестиций в Южной Корее
user icon
mail icon
phone icon
comment icon

В последние годы рост южнокорейского рынка M&A был обусловлен, главным образом, международными транзакциями. В частности, заключение сделок по слиянию иностранных фондов прямых инвестиций (PEF) в Южной Корее характеризовалось значительным ростом. 

Инвестиционный процесс для PEF

Все аспекты регулирования деятельности южнокорейских PEF осуществляются согласно законодательству об услугах и рынках капитала (FSCMA) 2007 года. Инвестиционный процесс для южнокорейских PEF обычно проходит следующие этапы:

  • структурирование сделки по приобретению активов компании в Южной Корее;
  • комплексная проверка южнокорейской целевой фирмы;
  • согласование условий сделки;
  • завершение транзакции.

В стандартной сделке по покупке акций южнокорейской компании стороны должны сначала определить дату окончания комплексной проверки или оценки, а затем покупатель проведет due diligence целевого объекта. После проверки стороны обсудят условия и заключат договор купли-продажи акций. Последний шаг обычно включает собрание акционеров или совета директоров для замены существующих директоров и должностных лиц целевой структуры.

Общий процесс может занять в среднем от шести до семи месяцев. Если для завершения сделки по купле-продажи акций целевой компании в Южной Корее требуются разрешения надзорных органов (например, из-за инвестиций в иностранный капитал, отраслевых требований к лицензированию, доминирования на рынке или проблем, связанных с конкуренцией), процесс может быть отложен.

Приобретение контроля в южнокорейской компании

В соответствии с FSCMA корейские PEF обязаны либо получить фактический контроль над целевой фирмой, либо иным образом приобрести как минимум 10% или более голосующих акций. Из-за этих нормативных ограничений корейские фонды должны либо участвовать в выкупе, либо приобрести контрольный пакет акций южнокорейской компании, либо иным образом приобрести миноритарную долю в размере 10% или выше. Если PEF планирует приобрести миноритарный пакет акций компании в Южной Корее, он все равно может влиять на управление такой фирмой посредством соглашения акционеров с контролирующим или основными акционерами.

Иностранные PEF не подпадают под вышеупомянутые нормативные ограничения в соответствии с FSCMA. Управляющие корейскими фондами настаивают на нормативных изменениях, чтобы обеспечить равные условия как для местных, так и для зарубежных PEF.

Создание инвестиционного проекта в Южной Корее: фидуциарные обязанности и ответственность

Торговый кодекс Кореи (KCC) не налагает фидуциарных обязанностей на акционера по отношению к компании. С другой стороны, KCC заявляет, что директора несут фидуциарные обязанности перед фирмой за действия, которые приводят к причинению вреда. Эти обязательства распространяются как на внутренних, так и на внешних директоров, а также неисполнительных директоров. 

Еще один момент, вызывающий озабоченность в отношении фидуциарных обязанностей, касается проведения сделок по выкупу контрольных пакетов акций с использованием заемных средств (LBO) в Южной Корее. В настоящее время существуют разные мнения относительно того, могут ли директора предприятий нести ответственность за LBO. Судебные прецеденты корейской судебной системы различают «LBO с обеспечением» и «LBO слияния». Что касается первого, когда активы целевой бизнес-структуры используются в качестве обеспечения для получения финансирования приобретения без предоставления какой-либо выгоды целевому обьекту, корейские суды постановили, что ответственные директора нарушают свои фидуциарные обязанности. Напротив, что касается слияния-LBO, в процессе регистрации южнокорейской компании специального назначения (SPC) и ее объединения с целевой фирмой (таким образом, целевое предприятие становится преемницей по обязательствам SPC), не влечет за собой нарушения фидуциарных обязанностей директорами, участвовавшими в слияниях такого типа с вытеснением долга. 

Финансирование

Существует неопределенность в отношении того, является ли получение финансирования приобретения через LBO нарушением фидуциарных обязанностей директоров. Из-за этого PEF в Южной Корее, как правило, привлекают финансирование для приобретения акций южнокорейской компании за счет кредитов финансовых учреждений. Сумма и условия таких кредитов определяются на основе финансового состояния и хозяйственной деятельности фирмы. Если целевое предприятие имеет существующие обязательства, то рыночной практикой для PEF является то, что сама фирма погашает существующие обязательства посредством рефинансирования от финансового учреждения одновременно с завершением приобретения корейской компании фондом прямых инвестиций. 

Ключевые условия недавних контрольных сделок

Прежде чем начать сделку по приобретению контроля в южнокорейской компании, PEF обычно налагают на контрагентов обязательства по соблюдению конфиденциальности в отношении сделки посредством соглашения о неразглашении. Такие обязательства о конфиденциальности особенно важны в отношении приобретения публичных компаний в Южной Корее, поскольку новости о потенциальной транзакции могут оказать существенное влияние на стоимость акций и, как следствие, привести к более высокой цене приобретения. Связанная с этим проблема заключается в том, что публично зарегистрированные компании могут иметь ограниченную способность брать на себя обязательства по конфиденциальности из-за требований о раскрытии информации. Столкнувшись с запросом на раскрытие информации от Корейской биржи, стороны иногда предпочитают сообщить, что рассматривается возможность потенциального приобретения.

При проведении сделок по приобретению компаний в Южной Корее процесс завершения имеет ключевое значение для PEF, поэтому они, как правило, запрашивают у продавца строгие заверения и гарантии, обязательства по возмещению убытков и оговорки о существенных неблагоприятных изменениях (MAC). В последние годы неплатежеспособные компании начали составлять значительную часть сделок по слиянию и поглощению в Корее, поскольку продажи и покупки неплатежеспособных фирм контролируются судами, последние иногда вводят различные ограничения или условия, такие как ограничения корректировки покупной цены и запреты согласно статье MAC, с самого начала процесса торгов.

С ростом популярности страхования заверений и гарантий, все большее количество документов о сделках включает положения о том, что убытки, понесенные в результате нарушения заявлений, должны быть покрыты суммой страхования таких гарантий.

Нормативные изменения 

Выход иностранных PEF на южнокорейский рынок слияний и поглощений привел к тому, что законодательный орган этого государства создал правовую основу для оншорных фондов. Законодательство требует зарегистрировать корейские PEF в FSS (Управление финнадзора). Кроме того, местные фонды должны либо получить фактический контроль над целевой компанией, либо иным образом приобрести не менее 10% или более голосующих акций, напрямую или через SPC.

Отсутствует общая правовая база, согласно которой осуществляется регулирование сделок по слиянию и поглощению PEF в Южной Корее. Аналогичным образом, сделки M&A, совершаемые южнокорейскими PEF, не подлежат утверждению уполномоченным регулирующим органом. Однако, каждая транзакция может иметь разные нормативные требования в зависимости от характера бизнеса и отрасли, в которой ведет свою деятельность целевая форма.

Реформирование положений о южнокорейских PEF

27 сентября 2018 года FSS объявило о своих планах реформировать правила, регулирующие деятельность корейских PEF и хедж-фондов. В частности, FSS стремится реализовать следующее:

  • Отменить правило минимальной 10% ставки.
  • Устранить различия между PEF и хедж-фондами, и вместо этого ввести переклассификацию в общие (которые привлекают финансирование от розничных, профессиональных и институциональных инвесторов) и институциональные PEF (привлекающие финансирование исключительно от институциональных инвесторов). Только институциональным PEF будет разрешено делать инвестиции в качестве партнеров с ограниченной ответственностью.
  • Разрешить PEF иметь до 100 инвесторов.

Продление действия «Одноразового закона»

Если вы заинтересованы в том, чтобы начать сделку по приобретению южнокорейской компании, вам может быть полезна следующая информация. Корпоративная реструктуризация требует от компании соблюдения процедур и требований к авторизации, изложенных в KCC. С целью облегчения корпоративной реструктуризации в августе 2016 года правительство Кореи объявило о Специальном законе, известном как «Одноразовый закон». Согласно этому законодательному акту, фирма, план корпоративной реструктуризации которой был одобрен, будет иметь право на различные льготы, включая упрощение процесса реструктуризации, а также налоговые льготы и льготы по финансовой поддержке. Поправки к Закону (которые продлили срок его действия еще на пять лет до августа 2024 года и расширили сферу применения для компаний в новых отраслях промышленности и фирм, расположенных в зонах промышленного кризиса) принят Национальным собранием в 2019 г.

В заключение

Выход на южнокорейский рынок слияний и поглощений на сегодняшний день считается интересным решением, поскольку он продолжает демонстрировать признаки активного роста. Дополнительную информацию вы можете получить у специалистов IQ Decision UK на консультации по регулированию PEF в Южной Корее.