Эволюция цифровых активов началась 10 лет назад с появления криптовалюты Bitcoin. Затем на свет появились стейблкоины – криптовалюты, подкрепленные реальными активами для снижения волатильности, а сейчас мы имеем возможность наблюдать явление, которое называется STO или предложение секьюрити токенов (токенов со свойствами ценных бумаг). Стоит отметить, что популярность STO увеличивается, конечно, не так стремительно, как ICO в свое время, однако все чаще встречаются предприниматели, ищущие возможность зарегистрировать компанию под STO.

Однако речь пойдет не совсем об этом, точнее о том, что сейчас мы также можем наблюдать и то, как развивается регулирование. Когда все эти цифровые активы будут четко символизировать активы или являться ими для регулирования действующими законами, только тогда эти законы будут применяться к ним. Или наоборот – когда законы будут четко описывать свойства этих активов, только тогда законы смогут быть использованы. Давайте попробуем разобраться в правовых аспектах выпуска секьюрити токенов.

Вводное слово о ценных бумагах

Основная проблема в регулировании STO возникает тогда, когда необходимо определиться с терминологией, а именно что мы имеем в виду под словосочетаниями «ценные бумаги» или «финансовые инструменты». Только тогда, когда будет установлена разница, появится ясность. Сейчас же в технологическом секторе действует подход, ориентированный на результат, и, мягко говоря, игнорирующий правовые вопросы. Эмитенты, как правило, объединяют в своих продуктах особенности тех или иных различных традиционных ценных бумаг, за исключением сделать из них еще и платежные инструменты. И если вы имеете представление в регулировании ценных бумаг, противоречия возникают совершенно очевидным образом.

Некоторая информация о реестрах и бухгалтерских книгах

Назначение у бухгалтерских книг и реестров, в принципе, одинаковое: запись информации и транзакций. Реестры, построенные на основе DLT или на блокчейне – могут быть открытыми, децентрализованными, распределенными, закрытыми или гибридными.

В то же время, традиционные реестры также могут быть открытыми или закрытыми, с той лишь поправкой, что открытыми, публичными реестрами владеют государственные органы, и именно это придает им авторитет и доверие со стороны людей в отношении содержания и функций. Так происходит из-за независимой позиции государства от частной собственности граждан, а также из-за процесса проверки, производимой государственными службами, либо различными частными лицами, служащими под эгидой государства.

Читать также:  MFSA издает Руководящие принципы по кибербезопасности в сфере DLT

Технология DLT пытается воспроизвести все эти положительные свойства государственных реестров, но без государственного или нотариального посредничества. Тем не менее, хотя и существует достаточное количество законов, которые касаются реестров, частные реестры не подтверждают права собственности, как это делают государственные реестры, и для применения принципа всегда нужно обращаться к контексту, чтобы извлечь лучшие правовые результаты. При этом, проблемы все же возникают вместе с возникновением новых типов ценных бумаг, и токенизация ценных бумаг не является исключением, даже с точки зрения регистра.

Финансовые инструменты: акции, облигации и др.

Законы многих государств касаются коммерческих реестров трейдеров и организаций, ведущих торговую деятельность. Реестр – является основным доказательством существования юридического лица и его владельцев. Любые аспекты деятельности компаний затем регистрируются в записях в реестре, в частности, при выпуске акций компании.

Передача акций регистрируется в реестре акций, который хранится в компании, и может быть продублирован в публичном реестре. Поскольку эмитент заинтересован в том, чтобы знать, кто является его акционером, основное внимание здесь уделяется собственности и правам голоса, а также получению дивидендов и выручке от ликвидации.

Реестр может быть цифровым, и полномочия по ведению реестра могут быть делегированы, например путем дематериализации и размещения их на фондовой бирже. Дематериализация требует, чтобы система включала иммобилизацию акций на верхнем уровне реестра, чтобы производные права продавались в цифровых записях через многоуровневых посредников. То же самое происходит и с облигациями, где долг признается перед одним посредником, и тогда все держатели облигаций пользуются правами через него или своих хранителей, брокеров или других посредников.

Если создание акции происходит на блокчейне, можно наблюдать дезинтермедиацию, поскольку, все посредники, которые были описаны выше, больше не требуются. Блокчейн переводин функциональность, необходимую для работы системы в русло не-функциональности, когда активы принадлежат владельцам напрямую в системе, и когда владельцы активов могут напрямую взаимодействовать с другими пользователями системы. Нет необходимости в посредниках – передача может быть легко осуществлена при помощи открытых или закрытых ключей.

Стоит отметить, что необходимо проявлять понимание в отношении существования различия в особенностях блокчейн-реестров. Запись в реестре может показать, что акция существует или кто ею владеет, однако она не может рассказать об обязательствах одного лица другому. Поэтому, рассматривая реестр, необходимо четко понимать его назначение, иначе очень легко неверно истолковать то, что там написано.

Токенизация цифровых активов

Особенности цифровых активов, их изменчивость и характер часто создают множество неудобств во время их юридической классификации, которая, обычно, основывается на их характеристиках. Существуют особенности, согласно которым цифровые активы могут классифицироваться как ценные бумаги или финансовые инструменты – в виде виртуальных финансовых инструментов, регулируемых действующим законодательством.

В то же время, существуют и общие функции, которые могут применяться ко всем без исключения цифровым токенам. Эти функции относятся к технологической, если можно так выразиться, конструкции токена. И вот здесь иногда возникают проблемы с применением законов. Может получаться так, что, хотя и было задумано выпустить токенизированную акцию или облигацию, в итоге выходит совсем другой продукт, который будет представлять собой новый тип активов, который не будет завесить от третьей стороны, предоставляющей гарантию существования или качества. И когда токен будет выпущен или сгенерирован, он, скорее всего, будет отдельным активом, со своими правами и полномочиями.

Так происходит потому, что DLT-платформа не является юридическим лицом, и токен не всегда формируется в результате действий с правами. Если вы планируете открыть криптобизнес, и зарегистрировать компанию по криптодеятельность, необходимо ясно понимать, что токен – это код, а также запись в блокчейне, разрешающая будущие транзакции для различных целей. Например, передачу стоимости внутри платформы между участниками платформы.

Сам по себе блокчейн не вмещает в себя активы, зарегистрированные в реестре, и нельзя ожидать, что он будет выступать в роли хранителя ценных бумаг. Хранение токенизированных ценных бумаг производится в кошельках – это дает пользователям некоторый контроль, и в то же время, акции или облигации остаются в реестре для поддержки правового статуса. Но здесь возникает некоторый конфликт.

Быть правом и активом – означает, что нет третьей стороны, которая признает это право в отношении которой, они могут быть применены. Переводы средств обычно нуждаются в этом, и часто могут требовать согласования. Блокчейн и DLT так не работают, и активы можно передать, просто передав владение закрытым ключом, связанным с кошельком или активом – аналогично акциям на предъявителя, запрещенным во многих странах мира. Так возникают серьезные проблемы, о которых мы иногда узнаем из новостей.

Идентификация и другие проблемы токенизации цифровых активов

Обязательства по идентификации, которые эмитенты и третьи стороны должны соблюдать для предотвращения отмывания денег – обязательства, которые могут выполняться посредниками или хранителями – устраняются на DLT-платформе. Это похоже на хранение ценных бумаг в центральном депозитарии, с тем отличием, что нет возможности обратиться к посреднику при возникновении проблемы.

В случае работы с DLT, нет никакой защиты, поскольку платформа децентрализована, и никто не управляет ею как таковой. Она работает сама. Ее работа основывается на стимуляции и программном обеспечении. И если программное обеспечение принадлежит юридическому лицу, или управляется им, возможен регресс.

Часто бывает так, что эмитент является одной компанией, а владельцем ПО выступает другая. Более того, проблема усугубляется, когда токены выдаются со ссылкой на еще одно юридическое лицо:

Например, эмитентом является компания из оффшорной юрисдикцией, токены относятся к английской компании, а ПО и DLT разработаны и принадлежат австрийской компании, пока не будут переданы в швейцарский фонд. Токены выдаются в блокчейне на основе платформы Ethereum, и относятся к акциям английской компании, и дают право на получение прибыли, помимо голосования в английской компании.

Все это вместе просто превращается в винегрет, и ставит в тупик решение вопроса о том, как применяются действующие законы из-за разрыва в отношении между всеми действующими лицами.

Проблема может быть решена, если предположить, что все вышеописанные действия выполняются одной стороной. Получается, что компания должна использовать свою DLT-платформу для выпуска акций и их дальнейшего учета. В идеале, имеется налаженный процесс сбора капитала для выпуска акций. Тогда компания будет выпускать цифровые токены, и решит проблему дублирования или несогласованности реестров.

Заключение

В итоге, учитывая вышеописанные свойства и особенности, возможно появление нового типа компании, отличного от существующих, из-за появления новых правил, необходимых для выпуска и учета ее акций, и последующей их передачи, и, возможно, дальнейшего листинга.

В современных условиях, очевидно, такое пока невозможно. Требуются новые правила, нормативы и законы, которые в будущем смогли бы отрегулировать все эти процессы, улучшить нынешнее положение вещей, а также повысить эффективность работы всех систем в целом. Но в настоящее время необходимо сфокусировать внимание на влиянии STO на действующие законодательства, делать выводы и принимать решения.

Обращаем ваше внимание, что данная статья является информационной, и не может быть использована в качестве юридической консультации. Если у вас имеются вопросы относительно запуска STO или регистрации STO-компании, специалисты IQ Decision UK ответят на них в ходе персональной консультации. Кроме того, наши юристы также готовы оказать сопроводительные услуги на любом этапе регистрации компании под криптодеятельность или получении криптолицензии, и предоставить другой, сопутствующий юридический сервис.

Для получения более детальной справочной информации, обращайтесь к нам напрямую, любым удобным для вас способом, по нижеуказанным контактам.

Свяжитесь с намиLondon, UKМоскваКиев
Время работы: 09:00-19:00 мск
E-mail: one@iqdecision.com
Skype: IQ Decision
London +44 7562 787794,+44 (0) 1727 761874
Москва +7 958 581 52 95, +7 925 470 50 02 (Messengers)
Киев +38 067 193 11 17
Наш телеграм: @iqdecision
Kemp House, 160 City Road, EC1V 2NX
Номер телефона +44 7562 787794, +44 (0) 1727 761874
Садовническая ул., 14 стр. 2, 115035
Номер телефона +7 958 581 52 95, +7 925 470 50 02 (Messengers)
ул. Владимирская 48, 02000
Номер телефона +38 067 193 11 17