Недавно, стали известны новые подробности по делу “ПАО “Татнефть” против Боголюбова” [2019] EWHC 1400 (Comm). Высокий суд указал на готовность английских судов присудить обеспечение расходов в отношении домицилированного российского заявителя, с учетом предполагаемых препятствий, касаемых принудительного исполнения арбитражных и судебных решений в данной юрисдикции.

На основании ходатайства ответчиков о возмещении расходов против истца, суд установил наличие реального риска присутствия существенных препятствий для принудительного исполнения арбитражных и судебных решений в России. Поэтому, суд просто обязан был издать постановление о возмещении расходов, несмотря на доказательства того, что истец имел активы на Кипре и в Швейцарии.

Также примечательным является то, что в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса, ходатайства об обеспечении расходов обычно рассматриваются в течение 1 часа. В данном же случае, суд провел двухдневное слушание для рассмотрения заявления.

Читать также:  Арбитражные решения в Швейцарии

Суть заявления

Истцом по данному делу выступила нефтяная компания, зарегистрированная в Татарстане и являющаяся одним из субъектов Российской Федерации, а ответчиками – 4 украинских бизнесмена. Возникший спор между сторонами, касался предполагаемого участия ответчиков в схеме по перекачке денег, связанной с платежами за нефть. Тем не менее, в данном случае, суд рассматривал заявление об обеспечении расходов, поданного ответчиками.

Подавляющее большинство активов заявителя находилось в России, но он также владел активами в Швейцарии и на Кипре. Заявитель утверждал, что в России не было никаких препятствий для принудительного исполнения арбитражных и судебных решений, и даже если бы возникли какие-либо либо проблемы, связанные с данным вопросом, его активов в Швейцарии и на Кипре хватило бы, чтобы дать ответчикам возможность обеспечить исполнение постановления.

Судебное постановление

Приказ об обеспечении расходов может быть издан, в соответствии со статьей 25 пунктом 13 Гражданского процессуального кодекса, если заявитель является резидентом за пределами юрисдикции (но не является резидентом, например, в государстве, подпадающем под Брюссельский Регламент), а также если суд удовлетворяет всем обстоятельствам дела.

В данном случае истцом была компания, зарегистрированная в Татарстане, поэтому суд был уполномочен принимать постановления о возмещении расходов.

Однако, как пояснил Апелляционный суд Насера, право суда выносить постановление должно осуществляться таким образом, который не является дискриминационным по отношению к статьям 6 и 14 Европейской конвенции о защите прав человека.

Соответственно, после определения того, что постановление об обеспечении расходов не препятствует разбирательству, связанному со значительными активами ПАО “Татнефть”, суд должен был рассмотреть следующие вопросы:

  • Существовал ли реальный риск наличия существенных препятствий для принудительного исполнения арбитражных и судебных решений, по причинам, как-либо связанным со страной регистрации ПАО “Татнефть” или расположением ее активов (согласно условию Насера); 
  • И если это так, справедливо ли будет издать приказ об обеспечении расходов.

Правоприменение в России

Суд рассмотрел ряд факторов, связанных с исполнением распоряжений о расходах в России, и в конечном итоге определил, что существует реальный (в отличие от вымышленного) риск наличия существенных препятствий для принудительного исполнения арбитражных и судебных решений в России по следующим ключевым причинам:

  1. Результаты анализа общедоступных источников информации, касаемых исполнения недавних судебных решений и арбитражных присуждений компенсаций, осуществленных российскими судами показали, что случаи, связанные с принудительным исполнением решений английских судов, арбитражных учреждений, а также решений украинских судов, существенно сократились в период с 2015 по 2018 годы;
  2. Отсутствие соответствующего двустороннего договора между Великобританией и Россией, требующего, чтобы суды каждого государства приводили в исполнение решения суда и распоряжения по расходам, вынесенные в другом государстве;
  3. Наиболее распространенным и убедительным аргументом в пользу правоприменения в России является принцип взаимности. Поскольку, не было достаточных доказательств, подтверждающих презумпцию принудительного исполнения, существовал риск того, что может потребоваться установить наличие взаимности в российских судах, в каждом конкретном случае. Учитывая, что ни одна из сторон не смогла найти дело, на основании которого, английский суд привел бы в исполнение российское решение, касающееся исключительно расходов, был установлен риск того, что взаимность не может быть установлена ​​в попытке обеспечить исполнение возмещения расходов в России;
  4. Существует (для соответствующего стандарта) достаточный риск того, что судебное решение в России не будет исполнено, если оно не относится к решению, основанному на обстоятельствах дела. Приказ об обеспечении расходов по данному вопросу (когда обе стороны, по-видимому, согласились с тем, что дело истца является спорным) не будет принимать никакого решения на основе обстоятельств дела;
  5. Суд счел обоснованными доказательства, подтверждающие (согласно соответствующему стандарту) тот факт, что российский суд может применять исключения на основании публичного порядка к принудительному исполнению арбитражных решений (учитывая политические соображения, характерные для юрисдикции);
  6. Ответчики предоставили доказательства того, что российские суды не будут признавать иностранные постановления в пользу лиц, на которых наложены санкции (то есть, первых и третьих лиц ответчиков, на которых распространяются санкции, наложенные российским правительством). Даже если бы в России был должным образом исполнен приказ о возмещении расходов и сумма была зачислена соответствующим ответчикам, эти санкции потребовали бы полного замораживания средств на территории РФ, что суд счел бы существенным препятствием для принудительного исполнения арбитражных и судебных решений.

Принудительное исполнение арбитражных решений в Швейцарии и на Кипре

Заявитель пытался утверждать, что даже если принудительное исполнение арбитражных решений в России, было невозможно осуществить из-за наличия его активов в Швейцарии и на Кипре, то оно было неуместным и ненужным для вынесения постановления об обеспечении расходов. В свою очередь, ответчики настаивали на том, что такие активы не дают реальной гарантии того, что в момент принудительного исполнения арбитражных и судебных решений, они будут представлять собой существенную ценность, против которой ответчики могли бы обеспечить принудительное исполнение.

На основании рассмотренных фактов, суд отверг доводы заявителя и установил, что существует реальный риск того, что активы заявителя, находящиеся в Швейцарии и на Кипре, могут оказаться недоступными или не будут доступны в достаточном количестве на момент подачи ответчиками прошения об обеспечении расходов.

Кроме того, Суд отверг тот факт, что постановление об исполнении обеспечения не может быть принято в случае отсутствия добросовестности, если резидент, не являющийся членом Конвенции, имеет активы в конкретной зоне, в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом.

Заявитель указал, что его компания была готова предложить суду взять на себя определенные обязательства, взамен исполнения обеспечения расходов. 

Однако суд заявил, что:
“В случае, если суд сочтет, что из-за характера активов в соответствующей зоне, а также обстоятельств дела, существует реальный риск того, что принудительное исполнение арбитражных и судебных решений необходимо будет провести в другом месте, где в процессе могут возникнуть существенные препятствия, а истец, стремясь устранить этот риск, предлагает суду взять на себя обязательства, то маловероятно, что суд примет решение не выдавать постановление об обеспечении расходов. Исключением может стать четкое и удовлетворительное устранение риска, посредством выполнения данных обязательств, взятых на себя заявителем. Если заявитель не выполнит это условие, то, в данном случае, в особенности, когда не возникает вопроса об препятствовании разбирательствам, предпочтительнее будет ввести постановление о возмещении затрат, с целью обеспечения должной определенности”.

Было ли справедливым введение постановления об обеспечении затрат?

Суд признал, что если условие Насера выполнено, то это еще не делает справедливым решение о введении постановления об обеспечении расходов. Суд должен рассмотреть все обстоятельства дела.

На данный момент, суд рассмотрел утверждения о том, что в качестве заявителя выступает авторитетная и платежеспособная организация, за время деятельности которой, никогда не возникало ситуаций, связанных с невыполнением обязательств, и что реальное возникновение подобной ситуации, могло бы нанести существенный ущерб ее коммерческой репутации.

Тем не менее, на основании фактов этого дела, суд пришел к выводу, что будет справедливо издать приказ об обеспечении расходов. По мнению суда, подобное решение является справедливым при следующих обстоятельствах:

  1. Когда выполнено условие Насера;
  2. Когда заявитель может обеспечить исполнение возмещения затрат, и не указывает на какие-либо другие конкретные предубеждения, от которых он может пострадать в процессе исполнения возмещения затрат;
  3. Где ответчики могли бы быть потенциально ущемлены, в случае, если возмещение не будет произведено.
Читать также:  Медиация и/или урегулирование споров с помощью заседаний руководства, исходя из практики Соединенных Штатов Америки

Помощь юристов

Компания IQ Decision пристально следит за развитием событий, связанных с данным судебным разбирательством.
Мы предоставляем комплексные услуги по международному разрешению споров, в особенности, касаемо таких вопросов, как:

  • медиация;
  • защита интересов клиентов в английском суде;
  • ведение международных переговоров;
  • подача иска в английский суд.

Для получения более детальной информации, рекомендуем записаться на консультацию к нашим юристам, воспользовавшись любой удобной формой обратной связи.

Свяжитесь с намиLondon, UKМоскваКиев
Время работы: 09:00-19:00 мск
E-mail: one@iqdecision.com
Skype: IQ Decision
London +44 7562 787794,+44 (0) 1727 761874
Москва +7 958 581 52 95, +7 925 470 50 02 (Messengers)
Киев +38 067 193 11 17
Наш телеграм: @iqdecision
Kemp House, 160 City Road, EC1V 2NX
Номер телефона +44 7562 787794, +44 (0) 1727 761874
Садовническая ул., 14 стр. 2, 115035
Номер телефона +7 958 581 52 95, +7 925 470 50 02 (Messengers)
ул. Владимирская 48, 02000
Номер телефона +38 067 193 11 17